Актуальні проблеми розвитку освіти і науки в умовах глобалізації

Прагматический потенциал немецких словконкретизаторов

Прагматический аспект лексических единиц исследуется в лингвистической парадигме в тесной связи со структурно-семантическим, поскольку «онтологически коммуникативный акт является синтезом, взаимодействием элементов семантики, синтаксиса и прагматики» [7, с. 21].

До наступления «эры прагматики» еще в рамках «Стилистической грамматики» отмечается, что стилистические потенции грамматических классов, категорий и форм, моделей предложения реализуются только в высказывании и тексте [2, с. 138-139]. Психолингвистикой также признано, что для речевого акта важно сообщить, попросить, потребовать, узнать и т.п., а эмотивность является интегральным качеством текста [4, с. 98].

Учитывая основной принцип речевой деятельности: «что-то сказать» равно «что-то сделать», особую актуальность приобретает исследование прагматического потенциала отдельных категорий функциональных слов-конкретизаторов речевых действий, которые оказались на периферии лингвистики.

В немецком языке традиционно выделяют слова-конкретизаторы: частицы, союзы, модальные слова, наречия, то есть, слова, определяющие степень (ранг) выделения, усиления или ограничения тех или иных характеристик речевых действий, а также вводные слова, и конкретизаторы модальной, экспрессивной и эмоциональной оценки.

Прагматический потенциал конкретизаторов имеет широкую шкалу интенций, связанных с усиленным или необычным выражением мысли, чувства и воли в речи говорящего. Поэтому они способствуют выражению интенсивности, категоричности, акцентирования. Например: «...ich finde mich ganz unfähig zu den Schurkerei...» (Отец готов продать дочь богатому поклоннику, но пытается выглядеть благородным). Или: «Dazu sind Sie allerdings zu minderwertig.» (уничижительная характеристика поклоннику молодой актрисы) [5, с. 22]

С помощью конкретизаторов выражаются: сочувствие, обида, убеждение, возражение, согласие/несогласие, участие, раздражение, возмущение, просьба/ мольба, заверение, пояснение и т.п.: Например: «Und wie bist du - ihn losgeworden?» fragte er leise. «Ich? Aber ganz einfach ...» [5, c. 127]. С помощью курсива «ganz» подчеркивается коммуникативная важность данного слова для адресата. Отграничение слов-конкретизаторов, «ранговых» слов довольно условное, так как в эту группу по воле авторов могут «вторгаться» различные окказиональные варианты.

Вводная часть прямого высказывания довольно часто определяет интенцию высказывания благодаря наречиям перформативной природы: извинения, решения, требования.: Und dann, entschuldigend: «Wir haben ihn noch gar nicht genannt» [5, c. 215). «Das ist ganz verkehrt», entschied Ute [5, c. 214].

Эмоционально-оценочный характер слов и выражений, которые относятся к конкретизаторам, проявляется преимущественно в высказываниях от 1-го лица, где выражение чувств, настроений, переживаний говорящего представлено наиболее ярко: «Solch enges, rührendes Verhälthis, wie es Sie mit Ihrem Vater verband! Und nun auf einmal alles - Sie sehen mich wahrhaft ergriffen!» [5, c. 24]. Конкретизаторы способствуют «пристрастному отражению действительности», «говорящий прибегает к сверхподчеркнутой реализации замысла высказывания» [6, c. 53]. Акцентирование, экспрессия высказывания определяется интенцией говорящего, которая декодируется благодаря речевой ситуации. Так, в приведенном примере говорящий, выражая соболезнование, намерен убедить собеседника в своей искренности. Речевое воздействие на мысли, чувства и действия адресата в высказываниях от 1го лица осуществляется благодаря «направленному регистру» [1].

Немецкая частица «zu» обычно используется как средство усиления, но наряду с этим значением контекст выявляет многообразие запланированных способов речевого воздействия на собеседника. В стихотворении Э. Кестнера любовник утешает девушку, уходя утром к жене, просит не принимать близко к сердцу, не драматизировать ситуацию: Nun weinst du wirklich! Und da soll ich gehen ...Wenn du hinaufkommst, ist das Zimmer leer. Ich weiß, du wirst dann noch am Fenster stehen. Ich hab dich lieb. Doch machst du dir’s zu schwer [3, с. 129].

Категоричность, интенсивность, которые ингерентно присущи лексемам, проявляют свою степень интенсивности или эмоциональности в контексте: «...Sie tun auch mir sehr unrecht» [5, c. 23] (намерение вызвать сочувствие). Или: «Archibald war schon sehr zufrieden» [5, c. 97]. (Намерение польстить актрисе). Необычный порядок слов в высказывании также усиливает эмфазу: «Ordentlich Witz hat er... « [5, c. 214] «So viel Aufopferung,» - bemerkte Claude [5, c. 215]. Говорящий определенным образом кодирует свою речь, используя лингвостилистические средства, определенную лексику, модели предложения и т.п.: Mir scheint, es ist nicht ganz geheuer. Erst gestern sprach er sorgenvoll, das Auto würde ihm zu teuer. Da wurde mir’s denn doch zu toll! [3, c.54]. В этом стихотворении Э. Кестнера «Die Dame schreibt der Dame» пародируется содержание и стиль письма дамы «высшего света», переживающей не лучшие времена в период Веймарской республики. Свой гнев она изливает в письме к приятельнице, которая находится в благополучных Каннах.

На модально-оценочный контекст конкретизаторов (эмоциональность высказывания) наслаиваются прагматические коннотации, в частности по шкале одобрение - неодобрение, а, следовательно, оказывают речевое воздействие: «Übrigens beglückwünsche ich dich, du bist fein durchgekommen» [5, c. 37] (восхищение, по шкале восхищение/презрение).

Прагматическая оценка высказывания сопряжена нередко со степенью его категоричности, а также авторской интенцией дискурса. Например: «Es ist mir doch unlieb, dass ich dich kompromittieren muss. Ich habe dich dafür zu lieb. So viel ist sieher, dass deine eigene Wohnung die Sache bedeutend verschlimmern wird [5, c. 25]. Здесь герой убеждает подругу, отказаться от покупки квартиры. Беспокоясь за репутацию девушки, он высказывает свое мнение в мягкой, некатегоричной форме (убеждение). Или: «Arbeiten! rief Ute und baute ihre Gestalt kamphaft auf vor Nathanael. «Nur arbeiten!»...»Die Kunst allein!» So deklarierte Ute. «Immer nur sie! Wozu Männer. Ich will nicht einmal meine Zeit dafür verlieren, mit ihnen zu kämpfen...! [5]. Ута провозглашает очень эмоционально свое жизненное кредо - работа и служение искусству (интенция - декларация). В конце концов она стала известной актрисой, но предала, не оценила большую и трепетную любовь Клода. Авторская интенция (писателя-рассказчика) прочитывается однозначно, он на страдающей стороне, на стороне Клода, слабого, беззащитного в своей всепрощающей любви. Автор осуждает циничную служительницу сцены, разрушительницу, хищницу.

Если рассказчик и персонаж одно и то же лицо, то авторская интенция определяется однозначно, что особенно характерно для поэзии и романов- автобиографий, а также для прозы, написанной от 1-го лица. Поэт Э. Кестнер иронизирует с большой долей сарказма в адрес богатых дам: Man hält sie für Feen auf Reisen, doch kann man es nicht beweisen. Der Gatte hat eine Fabrik [3, c. 79]. Нарочитая подчеркнутость, выделенность, конкретизация, связаны как с эмоциональнооценочной стороной высказывания, так и с коммуникативной установкой говорящего (автора). Роль конкретизаторов в кодировании интенции высказывания является весьма существенной. Их учет, несомненно, важен также для адекватного декодирования дискурса.

Изучение конкретизаторов в прагматическом аспекте позволяет выделить у них такие характеристики, как интенциональность, дейктичность (ориентация на собеседника), экспрессивность, эмоциональность, оценочность, категоричность. Очевидно, что все эти характеристики позволяют конкретизаторам выступать в тексте пусть не в ранге основных, но весьма существенных составляющих «декларации» авторской позиции, авторской интенции и оказывать определенное речевое воздействие на адресата.

Список использованых источников

1.Веденькова М.С. Употребление временных форм глагола по коммуникативным регистрам / М.С. Веденькова - Киев: Вища школа, 1981. - С. 9-5. 2.Zerebkov V.A. Deutsche Stilgrammatik / V.A. Zerebkov - M.: Высшая школа, 1988 - С. 138-139. 3.Kästner E. Die Zeit fährt Auto. - Leipzig: VEB F.A. Brockhaus Verlag, 1968. - 155 S. 4.Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности / Е.С. Кубрякова - Москва: Наука, 1986. - 98 с. 5.Мат H. Die Jagd nach Liebe. - Berlin u. Weimar: Aufbau-Verlag, 1969. - 195 S. б.Носенко Э.Л., Стародубцева Т.В. Эмотивность как интегральное качество текста // Прагматика и типология коммуникативных единиц языка: Сб. науч. тр. - Днепропетровск, 1989. - С. 55-56. 7.Шевченко И.С. Историческая динамика прагматики предложения: Английское вопросительное предложение 16-20 вв. /И. С. Шевченко - Харьков: Константа, 1998. - 167 с.