Актуальні проблеми розвитку освіти і науки в умовах глобалізації

О формировании новых понятий в проблемном поле социальной философии и философии науки

В условиях становления новой социальной реальности, которую в последние годы часто называют «киберсоциальной», следует отметить ряд некоторых, на наш взгляд, важных явлений, неизбежно оказывающих влияние как на человеческую личность в частности, так и на многие формы общественного, и научного сознания в целом. Очевидным является тот факт, что процессы широкой интернетизации украинского общества прогрессируют, как в количественном (18,513,810 пользователей в Украине - 42% населения) [4], так и в качественном отношениях. Растёт число электронных ресурсов, усложняется архитектура Сети, множатся объёмы загружаемой в неё актуальной информации, как для свободного, так и для коммерческого доступа. Однако оставим это в компетенции математиков, экономистов, статистиков и социологов, и попытаемся понять - что меняется в качественном отношении? Например, мы уже затронули формы общественного сознания, а ведь это давно признанный многими учёными, философами факт - они, эти формы (и учёные - с ними) интенсивно, профессионально, основательно «переезжают» в глобальную сеть, «окукливая» там свои центры, структуры, зоны интересов и понятийные поля, создавая мощные наукометрические базы данных (Scopus, РИНЦ, SIS etc.) и соответствующие индексы-рейтинги.

Утверждающаяся киберсоциальная реальная действительность, в свою очередь порождает и развивает киберонтологию, и, как следствие - целую россыпь новых терминов, понятий, категорий, так как появляются и утверждаются в структуре социального бытия новые смыслы, зарождаются междисциплинарные теории, расширяется предметное поле социально-философской и философско- антропологической сфер.

Новая экзистенциальность бытия «информационного человека», или интермена [2], личность которого сформирована в Сети с малых лет непосредственно, диктует нам необходимость признания существования качественно иных условий его социализации, или - киберсоциализации. Здесь и бесконечный ряд пограничных или «пороговых» состояний психики при переживании событий внутрисетевого происхождения, и явная, насущная необходимость самоутверждения в сетевых сообществах, заполненных непонятным

и и неизвестными людьми из разнообразных социокультурных сред гораздо раньше и больше, чем это происходило во дворах, детских садах и школах, это и ранняя привычка к умению принимать важные решения, формирование которой, вообще-то являлось всегда функцией нашей старой доброй системы образования.

Изучение виртуально-сетевого общества направлено на расширение представлений о детерминирующих факторах развития современного мира, трансформации и динамике доминирования жизненных ценностей в условиях формирования социальной реальности на базе мировой системы коммуникаций. Такой универсальный подход открывает простор для решения не только теоретических, но и практических задач в анализе проблем современной культуры, включая и опыт сетевых коммуникаций в формировании идеологем и трансформации системы ценностей.

Сторонники теории сетевого общества считают, что не индивиды, а деловые, финансовые, информационные сети, созданные благодаря новым информационным технологиям в/для киберсоциума, фактически вершат судьбы современного мира. Это - сети, связывающие контрагентов, которыми могут быть как индивиды, так и образования, являющиеся основной структурной единицей хозяйственной организации нового общества. Они структурируют экономику, культуру, политику и другие сферы социальной жизни. Согласно теории сетевого общества, время власти старых элит и борьбы классов прошло, и не социальные объединения индивидов, а надиндивидуальные сети царят в обществе.

Философский анализ призван ответить на вопрос: в чем суть, куда и зачем развивается нынешняя общественная ситуация и какова при этом онтологическая социальная направленность этого процесса. В западной литературе мы видим определенное беспокойство по поводу идейной, теоретической и функциональной несостоятельности современной культуры, ее неспособности формировать общественное самосознание, направлять поведение человека, быть мотивирующей и объединяющей силой. Лейтмотивом работ Б. Брюса-Бриггса, Д. Белла, Г. Канна является интенция к созданию новой эффективной идеологической доктрины, способной обеспечить духовное единство и сплоченность Запада.

Незаметно произошла потеря доверия к базовым онтологическим понятиям, что сказалось на понятийной обоснованности социальной реальности. Однако теоретики постмодернизма одними из первых указали на опасности, подстерегающие человека в информационном обществе. Ими была сделана попытка осмысления парадоксов работы с компьютером (феномен компьютерного отчуждения), предложена собственно онтология виртуальной реальности, симулирующей реальную действительность и превращающей человека в объект манипулирования.

Высокие технологии сетевого информационного общества так или иначе затрагивают практически все стороны жизни современного человека, изменяя сам способ его бытия, именно поэтому они требуют пристального исследования и критической философской рефлексии, необходимой для осмысления новейших сетевых социотехнических форм сквозь призму мировоззренческих подходов и на основе системы новых понятий. Как у Б.Рассела: «Коммуникация состоит не только в передаче информации; в неё должны быть включены приказы и вопросы. ...Язык имеет два взаимосвязанных достоинства: первое - то, что он социален, и второе - что он является для общества средством выражения «мыслей», которые остались бы личным достоянием» [1,с.70].

Способы виртуальной симуляции общественного и индивидуального бытия-в- сети пока имеют весьма ограниченный арсенал применения - гипертекст (прежде всего) и графика+видео. Гипертекст является новым способом выражения мыслей и донесения информации, предлагает «Здійснення трансценденції, вихід у нові горизонти знання, відкриття нових об´єктів, якісно нових властивостей, нових рівнів реальності.» [3,с.209] а, следовательно, требует качественно иных понятий, которые бы вписывались в сетевую многомерность языка, и его возросшие возможности. К специфическим свойствам Сети так же следует отнести концептуальность приложений Интернет, футурологичность, высокий уровень адаптационных возможностей, гибкость, быструю и эффективную приспособляемость (по отношению к динамике социально-экономических изменений) и трансформативность.

У человека, который начинает воспринимать мир через Интернет, фактически вырастает новая картина мира. В этой ситуации меняется даже традиционное представление о знаковых системах. Во-первых, огромный поток информации переводит ее из дискретного уровня на континуальный; возможна даже информация безо всякого содержания. Во-вторых, теряется возможность верифицировать эту информацию, определить, где правда, а где вымысел. Происходят изменения в языке как основе коммуникации, а это, в свою очередь, порождает глобальные трансформации в обществе и общественных институтах. Главные понятия и работающие структуры «Электронного правительства» вполне сложились, а от «цифрового слабоумия» (digital demenz, нем.) в Германии лечат уже на протяжении 3-х лет. Можно упомянуть и о кибервойсках, которые могут себе позволить крупные развитые страны. Учёные, педагоги и их идеи не становятся более всемирным достоянием иначе, если они не зарегистрированы в нескольких наукометрических базах данных, не имеют индекса международного цитирования и если их вузы находятся в нижних строчках webometrics [5].

Таким образом, социотехническое киберпространство, киберсоциум, выступает как новая глобальная социальная общность, одной из функций которой является передача, а также получение и хранение знаний, выраженных в том числе и на основе нового понятийно-категориального аппарата, рождающегося в смежных с нашим объектом дисциплинах. В новой научно-коммуникативной среде и условиях социальные группы участников виртуальных сетевых сообществ являются важными элементами социальной структуры киберпространства. Без осознания онтологического единства социальной системы, в которую входят виртуальносетевые сообщества пользователей, без моделирования сложных социальных взаимодействий, осуществляемых в рамках социальной структуры, невозможно не только понять процессы формирования сетевого информационного общества в целом, но и разрабатывать нормативные акты, эффективно регулирующие вопросы функционирования киберсоциума.

Список использованных источников

1. Бертран Рассел. Человеческое познание: Его сфера и границы: Пер. с англ.- К.: Ника-Центр, 1997.- 560 с.- (Серия «ПОЗНАНИЕ» Вып.1). 2. Девтеров І.В. Інтермен як нова особистість. Журнал «Вища школа». Видавництво «Знання». Київ, 2011.- №9. - с. 83-91. 3. Рубанець О.М. Філософські проблеми наукового пізнання: навчальний посібник / О.М. Рубанець. - Суми: Університетська книга, 2013. - 229 с.